Поиск на сайте          

Таланты народные


Владимир Николаевич Сакадынский 
поэт, лауреат областного конкурса самодеятельных авторов
“Таланты народные”,  посвященного 75-летию Новосибирской области и
проводимого Областным Домом народного творчества в 2012 году

Родился в селе Кандаурово 19 августа 1951 года. После окончания Колыванской средней школы № 1 и Новосибирского сельскохозяйственного института работал агрономом совхоза, в редакции районной газеты «Мошковская новь», собкором газеты «Советская Сибирь», в партийных органах Болотнинского района. В настоящее время — предприниматель, проживает в селе Кандаурово Колыванского района. Его первая книга стихов «Дедов мёд» подготовлена и издана силами Колыванской центральной библиотеки в 2008, а позже, и в 2010 годах.



***

Засентябрило. В ветках тополей
Холодный ветер лист последний ищет.
В такие дни тревожней и светлей
Живет душа, возвышенней и чище.
В траве – хрустальный иней поутру,
Все крепче жмется кот к горячей печи,
Горят, горят багрянцем на ветру
В саду рябин негаснущие свечи.
Выходит, значит, так тому и быть –
Вновь опоздал и не сумел дознаться,
Как у природы научиться жить
И увядать, и снова возрождаться.


Воробей

Короче дни, а ночи все длинней,
Усталый дождь вторые сутки мочит.
На клене за окошком воробей –
Нахохленный, озябнувший комочек.
И холодно, и голодно ему,
Однако на житье-бытье не ропщет,
Сыновью верность дому своему
Не променял на пальмовые рощи.
Не улетел в заморские края
По следу развеселых певчих птичек.
Я поднимаю тост: «За воробья!»,
Чтоб он и дальше не менял привычек.
Когда зима, метелью закружив,
Всему живому «выдаст на орехи»,
Одно лишь воробьиное «жив-жив»,
Как маячок, сигналит у застрехи.
Он с песенкой нехитрою своей
Бросается на зиму в рукопашный,
Да здравствует, мой серый воробей,
Родного края патриот бесстрашный!
И пусть метель танцует «антраша»,
Пускай мороз до посиненья злится.
Чирикает бесстрашная душа –
Сир-воробьишка – нашенская птица!


Октябрь

Ах, как падают листья – чистым золотом в грязь!
Паутиной висит в перелесках усталое лето,
Остужающий ветер – разухабистый князь,
Сыпет, сыпет на пол золотые монеты.
Липким грузом дождя к долу клонит кусты,
Только вдруг шевельнется поникшая ветка:
Это, спешно готовясь к отлету, дрозды
Доедают остатки пожухлых ранеток.
Ну, а утром опять вдруг откроется даль,
И накатит лазурь, как последняя песня,
И закружит опять одинокий журавль,
Не успевший проститься с родным поднебесьем.
Сникнет день и к утру, у уреза воды,
На пруду, что мерцает хрустальною вазой,
Загорятся опять две упавших звезды,
Как два волчьих, тоскою сверкающих глаза.

      Макет башни Чаусского острога в р.п. Колывань. Работа студии-мастерской резьбы по дереву Колыванского ДДТ (рук. А. Ф. Типсин)


***

Благославенен будь во все века,
Родимый край, что назван был Сибирью.
Бесстрашные дружины Ермака
Тебя с Россией воссоединили.
Шли русские встреч солнцу на восток,
Рассветы над бескрайностью вставали,
Шли казаки и Чаусский острог
Поставили в основу Колывани.
Тот городок взрастал из года в год
И Колыванью стал он называться,
Здесь каждый житель с гордостью несёт
По жизни своё званье – колыванца.
Красив и безбрежен лесов окоём,
За Чаусом – синью приобские дали,
И ты навсегда будешь в сердце моём,
Земля Колывани, земля Колывани.
Великий простор, необъятная ширь,
Приволье лугов и кудрявого кедра объятья,
Сибирь – Колывань, Колывань и Сибирь,
Как сёстры, как песни, как братья.


***

Повзрослев и окрепнув немного,
Из тепла деревянных домов
Колыванскою старой дорогой
Покидаем родительский кров.
И лежит она счастья подковкой,
Как прощания с юностью грань:
Кондаурово – Гривка – Таловка –
Черемшанка – Вьюны – Колывань.
Пусть нас ждут холода и тревоги,
И сожженных мостов горький дым,
Колыванскую нашу дорогу
Не помянем мы словом худым.
И в любых ситуациях верим:
Совершится обратный отсчет
И откроются отчие двери,
И дорога домой приведет.
И от жизни немного продрогнув,
По тебе я пройти снова рад,
Колыванская наша дорога –
Трехсотлетний Московский наш тракт.


***

Не заморская песня – русская,
Развернулась, заполнила дом:
Разнопевная, нежно-грустная,
Звонким выткана серебром.
Внучка с бабушкой, волос к волосу,
Пригрустнули в вечерней тиши,
Прикручинились на два голоса,
Распахнулись на две души.
Про судьбину, про степь, про колечко,
О красавце – лихом ямщике
Льется песня, как чистая речка,
Как святая слеза по щеке.
Поднимаясь над миром высоко,
Зажигая небес фонари,
Замирает далеко-далеко
На разводьях вечерней зари.
Я готов ее слушать и слушать,
Пить, как свежую майскую рань,
Только рвется все чаще мне в уши
Барабанно-визгливая дрянь.
Под надрыв музыкального рыка
Теле-радио тиражом
То певунчик исходится криком,
То певичка, – почти нагишом.
Или то же, без племени-роду,
Нацепив на кокошник платок,
Разухабистая псевдонародность,
На чужой так и лезет шесток.
Не сатрап я изменчивой моды,
Только думы мне спать не дают, –
Отчего все бойчей с каждым годом
На Руси не по-русски поют?
Отчего же язык наш певучий,
В русских селах, в домах поутих?
Допоются ли бабушка с внучкой
До кудрявых потомков моих?


***

Посвящается моей маме
Е. С. Сакадынской

Многое забылось, – только помню:
В детские безоблачные дни,
Пахли хлебом мамины ладони,
Гладящие волосы мои.
И потом по жизни, где бы ни был, –
Посреди воды или огня,
Мамины ладони пахли хлебом,
Заслоняя от беды меня.
Жизнь текла, зима сменялась летом,
Но, как и в былые времена,
Мама пахла молоком и хлебом,
Ангелом-хранителем была.
Все проходит, – остается это,
Через расстоянья и года,
Мама пахнет молоком и хлебом,
Как нетленный свет и доброта.

eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2020 г, ГАУК НСО НГОДНТ