Поиск на сайте          

Театр + Мы


«Четыре кита» худрука из Тогучина
(интервью с Викторией Демидовой, руководителем театральной
студии «Модерн» Тогучинского КДЦ)

      Виктория Геннадьевна Демидова – руководитель театральной студии «Модерн» Тогучинского культурно-досугового центра. Вот уже пять лет её ученики на глазах становятся более общительными, открытыми, жизнерадостными – занятия идут им на пользу. Художественное слово – её конёк, любовь к этому жанру она умеет прививать юным чтецам так искусно, что они становятся победителями многочисленных конкурсов разного уровня.

      – Как вы начали работать в Тогучине?
      – Случайно. Здесь была вакансия – заведующей методическим кабинетом. Первое «боевое крещение» – член жюри районного конкурса чтецов «Вдохновение». На 4-х площадках района проходили зональные смотры. По итогам определили победителей, которые стали участниками областного конкурса самодеятельных чтецов «Вдохновение», который проводит НГЛДНТ. Первый год для меня был очень удачный: ребята Тогучинского района завоевали дипломы I и II степени на уровне области. С тех пор как-то «прикипело», и с художественным словом я не расстаюсь. Кстати, не так давно мы с моей ученицей Женей Кириченко ездили в Санкт-Петербург на финал Всероссийского конкурса юных чтецов «Живая классика». Привезли массу впечатлений.
      – Вы часто пишете сценарии. Что для Вас стало главным правилом?
      – Есть понятия – «тема», «идея», «сценарный ход», «сверхзадача» – четыре «кита», на которых держится сценарий. Главное – сюжет должен вести к чему-то. Просто набрать стихов и прочитать их со сцены – этого мало.
      У нас недавно проходил районный праздник «День отца». Всё было построено на детской площадке: ребята пришли поиграть, поругались, кто-то крикнул: «Я сейчас папе пожалуюсь!», а старшие предложили: «Давайте лучше сделаем что-нибудь хорошее, например, концерт для наших пап?». И дальше был выход на номера художественной самодеятельности в исполнении детских коллективов. Для чего? Чтобы папу не расстраивать, а поздравить. И в конце сказать: «Папы, мы вас любим!»
      Чтобы писать сценарий с нуля, нужно действительно «болеть» выбранной темой, долго её «вынашивать». Бывает и по-другому, но редко. В первый год работы в КДЦ мы буквально за неделю поставили спектакль для праздника «Ивана Купалы» под названием «Уж замуж невтерпеж». Идею придумали спонтанно. Сценарий написали за два дня. Подобрали песни, разучили танцы. С точки зрения профессионала – «сыровато», но прошло на «ура».
      Переработать некий готовый материал, то есть сделать компиляцию, – это всегда проще. Ты знаешь, что хочешь создать и подбираешь тексты, песни и пр. После этого начинается кропотливая работа по редактированию готового.
      – Возникают ли проблемы с набором в студию?
      – Нет. Проблема одна: когда проделана большая работа и можно начинать серьёзно работать, ребята заканчивают девятый или одиннадцатый класс и уходят. Это есть, было и будет. Были времена, когда ко мне ходили двенадцать человек. Конечно, можно и из трех создать спектакль, но для начинающих это неинтересно. Ещё одна проблема – две смены в школе: когда часть приходит с утра, а остальные после обеда. Решение есть и в этом случае – работали над эпизодами и индивидуально. Но когда спектакль уже оформляется во что-то целое, то актерам надо видеть, чувствовать друг друга. Тогда собираемся вечером: спасибо родителям, что понимают и не срывают общих репетиций. Сейчас у меня 25 ребят. Есть те, которые пришли ко мне в пятом классе и доросли до восьмого. Сейчас на них приходится основная нагрузка.
      – Чем вы руководствуетесь при выборе репертуара для вашего театра?
      – В основном ориентируюсь на возраст ребят и индивидуальные возможности. С пятиклассниками мы ставили «Приключения Незнайки». Герой был им близок. Стали старше – появился интерес к серьезной тематике.
      Постановка «О чем молчат дети Сталинграда» на основе документального материала была довольно тяжелой. Но мы понимали, что без знания истории, понимания её, сопереживания реальным героям не будет будущего. Ребята как раз вступили в тот возраст, когда они уже могут многое осознать, пропустить через себя все, что чувствовали их сверстники в непростое военное время. Наш спектакль был документальным, у каждого был небольшой эпизод-рассказ, который предстояло сделать «своим», вжиться в него. Здесь от меня как от руководителя потребовалось умение распознать, с какой ролью справится тот или иной ребёнок. Работать нужно очень аккуратно, не забывая про воспитательные моменты и психологию детей.
      – Военную тему сегодня не просто оживить. Что Вы для этого делаете?
      – Мне кажется, что рассказы о Великой Отечественной войне перестали трогать детей ещё и потому, что для них это несколько абстрактно и очень далеко. Нашему поколению тема войны была намного ближе, поскольку наши деды воевали, можно было многое узнать у них. Чтобы изменить ситуацию, мы задумали интересный проект «Герои живут рядом», в рамках которого планируем рассказать истории наших тогучинцев – очевидцев военного времени. Участников войны становится всё меньше, но есть огромное наследие: документы, письма, воспоминания. Нам хотелось, чтобы собранные материалы не лежали мертвым грузом, а ожили. Попытаемся создать небольшие документальные спектакли, которые можно показывать на разных площадках, возить по школам. После каждого показа – устраивать обсуждение со зрителями.
      – Как вы относитесь к критике?
      – К критике отношусь хорошо, всегда выслушаю и приму к сведению, потому что это тот толчок, который помогает перейти на новую ступень. Но, опять же, оговорюсь – не всякая критика бывает позитивна. Если критикующий не стремится помочь – то и его слова воспринимаешь по-иному.
      Театральное пространство зыбко. Только зритель может по-настоящему оценить спектакль. Например, для профессионального театра показатель – кассы. Если полный зал – значит, работаем в верном направлении. Как только зал опустел – следовательно, зрителю это не интересно. Когда ставишь спектакль о том, что близко, что в тебе горит, и очень хочется это донести – то всегда найдется зритель, который будет готов это понять.
      – В чем для Вас особенность работы с непрофессиональными актерами?
      – Работа с детьми или с непрофессиональными актерами – это, в основном, разовое выступление. Выстраиваешь все так, чтобы это сыграло на их сиюминутном порыве. Когда мы показывали «О чем молчат дети Сталинграда» повторно, то волнение, которое было в первый раз, несколько утихло, и это сказалось на спектакле. Трепет перед выходом на сцену необходим. Их переживания дополнили их роль, пусть и не осознанно, но удержать на этой ноте непрофессионального актера очень сложно. Играя даже веселый новогодний спектакль пять-шесть раз – любители начинают выдыхаться. Профессиональные актеры умеют справляться с этим.
      – Я знаю, что Вы стали обладателем серебряной медали в номинации «художественное слово» на 1-й культурной Олимпиаде Новосибирской области. У Вас рано проявились такие способности?
      – Да, уже где-то в три года я выходила и сама себя объявляла! Потом были концерты для младших ребят на улице, но, если честно, я в своё время два года поступала в технический институт. Меня настраивали: «У тебя пятерки по математике и по физике». Потом увидела объявление о наборе в культпросветучилище – и это перевернуло все планы. Сдала вступительные экзамены – и я уже студентка отделения режиссуры массовых зрелищ. Уже работая, поступила в Алтайскую государственную академию культуры и искусств (бывший АГИИК). 


      – Любого ли человека можно научить художественному слову?
      – Не любого. В студию приходят все желающие, я работаю с каждым, а дальнейшее уже зависит от способностей и отдачи. Есть и такие, что не могут точно и коротко сформулировать мысль, всё исправляется на занятиях, во время обсуждения этюдов. Программа студии включает в себя актерские тренинги, сценическую пластику, этюды, сценическую речь. Ребята раскрываются по-разному. Одни совершенно не стесняются и чувствуют себя раскрепощенно: и в жизни, и на сцене. С другими – сложнее, приходится работать над снятием сценических зажимов. На помощь приходят атрибуты, костюмы и пр. Важно помнить, что каждый ребенок – это индивидуальность. И вот эту индивидуальность надо разглядеть и раскрыть, а не зажимать в рамки. Попытаться дать ему свободу действия, чтобы начал «жить» на сцене открыто, легко.

Беседовала Юлия Батракова

eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2020 г, ГАУК НСО НГОДНТ