Поиск на сайте          

Живая традиция


Татьяна Викторовна Бернякович,
директор Краеведческого музея Купинского района

Фольклорный коллектив Купинского РДК исполнил
на областной культурной олимпиаде песню,
заинтересовавшую слушателей своей необычностью.

— А мы одну песню от бабушек взяли, а другую — из интернета качнули.
(из услышанного на фестивале фольклора).


Фольклорная песня как реконструкция исторической картинки
(Заметки фольклориста-практика)

      Историческая справка
      Первопоселенцы Купино — выходцы из с. Купино Курской губернии (ныне Белгородской области). В результате взаимодействия Купинского музея Белгородской и Купинского музея Новосибирской областей появилась возможность сопоставления устного народного творчества (УНТ), а также элементов ДПИ наших первопоселенцев, с первоисточником. К сожалению, не везде и не всегда своевременно зафиксированы этнографические памятники. Но анализ того, что удалось собрать и сохранить, указывает, несомненно, на общие черты образцов прикладного искусства (роспись кухонной и хозяйственной утвари, вышивка) и УНТ.
      Многое из культурного наследия наших первопоселенцев уже утеряно навсегда, что-то трансформировалось, видоизменилось в процессе ассимиляции с культурой первопоселенцев первой волны из Белоруссии и Украины. Но некоторые памятники УНТ удалось сохранить в их первозданности.
      Немало способствовало этому создание в 2008 году в КДЦ с. Копкуль Купинского района Новосибирской области на основе существующей вокальной группы народного направления фольклорно-этнографического ансамбля «Карагод», который стал трижды лауреатом Областного Фольклорного фестиваля «Сибирская глубинка». Но затем по определенным причинам коллектив изменил направление.

      Этот материал не претендует на научность. Цель его — поделиться размышлениями о проблеме сохранения и популяризации фольклора с коллегами, рассказать о некоторых практических моментах сохранения фольклора. И не только песенного.
      В настоящее время существует и вполне доступно огромное количество серьезных изданий по фольклористике и этнографии — начиная от глубоких научных исследований и заканчивая сборниками транскрибированных текстов с нотами и описанием манеры исполнения. Практически каждый руководитель фольклорного коллектива может «взять в работу» любое произведение, копировать любой костюм, предмет. Вот так и берут некоторые фольклорно-этнографические коллективы материал «из интернета».
      Но особенность деятельности фольклорно-этнографического коллектива состоит как раз в сохранении и популяризации именно местного материала. И в этой связи очень важно изучить уже зафиксированный ранее материал, проследить его истоки. Это касается не только взрослого, но и детского фольклора.

Фольклорно-этнографический ансамбль «Карагод» с. Копкуль Купинского района трижды лауреат фестиваля «Сибирская глубинка» (2009г.)

      Невозможно рассматривать русскую народную песню как отдельное явление, подавать ее зрителю как статичный концертный номер. Эта манера не свойственна русскому фольклору. Фольклор – искусство синкретичное, и в этом его особая культурная, историческая ценность и зрелищность. В этой связи важно сохранить (или восстановить) язык первоисточника, т. е. те диалектические особенности речи, которые были свойственны жителям района бытования памятника УНТ. И относиться к фольклорному произведению, с моей точки зрения, следует именно как к памятнику культуры народа.
      Фольклорная песня должна быть реконструкцией «исторической картинки», если мы говорим о синкретичном фольклоре. Только тогда современному зрителю будет интересна песня, как составляющая часть событийной канвы, в которой она бытовала. Это касается как обрядовых песен, так и более поздних жанровых разновидностей фольклора.

      Автору этого материала повезло в том, что в раннем детстве довелось жить в глухой деревне, где в 50-е года прошлого века наряду с современными этому периоду песнями все еще активно исполнялись песни старинные, где бытовали традиционные формы досуга деревни и даже элементы языческой обрядовости. Об этом и хочу рассказать на примере праздника Троицы, опираясь на личные, собственные воспоминания и другие, еще более заслуживающие доверия источники, включая воспоминания местных жителей, очевидцев и участников, а также локальные музейные материалы. Вот как происходило празднование этого синкретичного праздника в глубинке в Купинском районе в середине прошлого века.
      Не касаясь православной составляющей праздника, расскажем о бытовой его стороне – о подготовке к Троице двора сельской усадьбы – ведь в летнее время года украшенный двор становился местом публичным. Двор чисто выметался и устилался свежескошенной травой цветущего луга. По углам двора ставились срубленные деревца берёз. Надо заметить, что и в хате земляные полы гладко вымазывались цветной глиной и тоже устилались «богородской» травой (чабрецом), мятой или душицей; на подоконники, устланные мятой, выставлялись букеты цветов, а образа украшались березовыми ветками. В центре двора, в котором намечалась вечерняя «вулица» (обычно это вор девушки на выданье), устанавливалась берёзка, украшалась лентами и лоскутками от тканей, из которых шьётся приданое девушке из этого двора. Здесь проходили танцы молодёжи. Взрослое население отдельно от молодёжи собиралось вечером на посиделки. Происходило это на завалинке и выставленных на улицу, застланных домоткаными дорожками лавках чистого и нарядного двора какого-либо из уважаемых хозяев. Здесь тоже «играли» песни, водили хороводы, плясали. Интересно, что «зачинали играть песни» женщины старшего поколения. Большинство этих песен были в репертуаре и наших первопоселенцев (Сборник «Русский календарно-обрядовый фольклор Сибири и Дальнего Востока». Новосибирск. Наука). Текст одной из наиболее популярных и самобытных песен приводится ниже. На Троицу запрещено было купаться, несмотря на любую жару. Конечно, детвора нарушала эти правила сплошь и рядом – и это был постоянный повод для беспокойства матерей.

Интеллигенция села Купино на пикнике по поводу закладки железной дороги, 1914 г. (Из фондов Купинского  районного музея)


      На Троицу молодежь и взрослое население отдельными компаниями отправляется в лес. Девушки и парни гуляют вместе. Замужние же женщины идут «жарить яишню». Группа женщин втайне от мужчин отправлялась в лес. На светлой тихой поляне в березняке разводится костер, на огромной сковороде жарилась яичница из двух-трех десятков яиц. Приносились и другие продукты, не требующие приготовления. Обычно это было сало, зелень, выпечка. Пока заготавливается хворост и жарится яичница «перволетками» — молодками, вышедшими замуж недавно, более взрослые женщины собирают травы, первые грибы, а потом затеваются пение, игры, хороводные пляски. Не «зазорно» было участвовать в таких игрищах и пожилым женщинам. Они пользовались уважением со стороны более молодых, так как оказали честь своим присутствием на «безделице».
      Молодёжь гуляла с гармонью. Ими пелись песни уже и современные – из кинофильмов, услышанные по радио, которое дошло-таки до деревни, водились и хороводы, по большей части игровые. Любопытная особенность была в том, что публично, при компании, девушки никогда не собирали трав. Собирать травы при парнях считалось неприличным. Но было другое развлечение – фантастическое по своему размаху и изобретательности – плетение венков и рубах. Чтобы сохранить венки до вечернего гулянья, принеся домой, их опускали в прохладном месте в кадку с водой. А перед гуляньем вынимали и выкладывали на холщовый рушник, чтобы удалить лишнюю влагу. Венки плелись из лесных и луговых цветов, в несколько ярусов, переходящих иногда в настоящие короны или кокошники. А вот рубахи плели только две: одному парню и одной девушке. Это был коллективный творческий труд – каждый выплетал отдельную гирлянду и передавал её главной плетельщице, которая соединяла их в ажурное полотно. Решение – для кого плести рубахи – принималось коллективно, но никогда не вызывало споров и не требовало объяснений – почему именно этой паре. Плелись рубахи из «павлушек» – спаренных у основания нарядных листьев копытня обыкновенного, которые отличались своей прочностью и легко, без заплета, соединялись в цепи. Существовало любопытное гадание на берёзках. Оно, вероятно, было уже довольно архаичным, утерявшим полноту. Состояло оно в том, что девушки в тайне от компании находили одинокую вилообразную берёзку и завивали (заплетали) её конечные поникшие ветви в косу, загадывая при этом желание. Вечером же, после возвращения стада с пастбища и «управы» хозяйства, всё население деревни снова выходило на улицу, где происходили праздничные действа. Часто с матерями «увязывались» девочки-подростки, еще не доросшие до молодежной компании. Именно здесь, в непринужденной обстановке, они учились распознавать травы, цветы, а также традиционным песням и играм (таким вот образом запомнила и освоила фольклор этого региона и автор этого материала).

На празднике в КДЦ п. Горный Тогучинского района:
дети разыгрывают народный обряд заплетания березки (2012 г.)

      На Троицу допускалось пение «вольных» песен, то есть веселых, шуточных. Чаще всего песни сопровождались игровыми, плясовыми движениями. Общеизвестны были в деревне такие «карагодые» (групповые с движением по кругу или в цепи) песни как «Сер-заюшка», «У ворот конопелька…» (она же и свадебная»), «Ой, штой-та гудеть…», «Лянок», страдания «У паря» (в паре) и др. Пели на 2-3 голоса «с подголосками», на ярком и звучном южнорусском диалекте. Стройное, слаженное звучание песен было обусловлено многолетним совместным опытом исполнительниц, когда каждая досконально знает тексты, свои возможности, своё место в голосах и подголосках. Ведь пели раньше всегда: и во время полевых работ, и во время долгих зимних посиделок за рукоделием.
      Популярной у старшего поколения женщин была песня «Сенька» («Ой, Сенька»). Впервые исполнение песни «Сенька» было увидено именно в такой обстановке. «Защинала» пение моя бабушка — Серафима Ипатьева Косицкая (урожденная Татаринова, д. Васильевка,1896 г. р.). Бабушка говаривала, что «играть песни» переняла от своей бабушки Акулины. Следовательно, можно предположить со значительной долей уверенности, что песням моей бабушки никак не менее 200 лет.

Фольклорно-этнографический ансамбль «Отчина» из г. Купино
на Олимпиаде культуры 2013 года

      Пение «Сеньки» сопровождалось движением по кругу и лицом в центр всех участников «карагода». Каждая сильная доля подчеркивалась более сильным притопом опорной ноги, слабая доля – легким притопом второй ногой. При этом некоторые участницы делали по два коротких притопа на слабую долю. По кругу двигались боком, небольшими и «нескорыми» шагами.
      Руками женщины выполняют параллельные или попеременные покачивания ладонями перед собой, сопровождают соответствующими вольными движениями наиболее яркие события в тексте: «повалился», «притрусиля» и т. п. Важно заметить, что движения, несмотря на определенную упорядоченность, все-таки носили индивидуальный характер и предполагали экспромт.

      Песня исполнялась в умеренном темпе на 2 голоса «с подголосками», на южнорусском диалекте. Призвуки (короткие звуки), выделенные в приведенном ниже тексте, в пении прослеживаются ярко. Если кто-то из женщин допускал современную огласовку, старшие делали замечание: «Ни Сенькай!» (то есть произносить следовало «Сеникя»).


Сенька
Русская народная песня

Ой, Сенька, ты Сенька,
Приди ко мне в посиделки,
Приди ко мне в посиделки,
У меня малая семейка.

У меня малая семейка:
Семь деверев не женатых,
Семь деверев не женатых,
Восемь золовок не замужних.

Восемь золовок не замужних.
А у золовок — по дитенку,
А у золовок — по дитенку,
А у детей — по десятку.

А у детей — по десятку,
Да свекор с печки свалился,
Свекор с печки свалился,
За корыто завалился.

За корыто завалился,
Да соломой притрусиля,
Он соломой притрусиля,
Да мякиной подавился…

Ой, Сенька, ты Сенька,
Приди ко мне в посиделки,
Приди ко мне в посиделки,
Поразвей свою кручину.

Поразвей свою кручину
Погляди мое веселье,
Погляди мое веселье,
Ой, Сенька, ты Сенька!

(транскрипция)
Ойи, Сеникя, ты Сеникя,
Прийиди к мине ф пасиделыки,
Прийиди к мине ф пасиделыки,
В мине малая сиямейикя.

В мине малая сиямейикя:
Семадивяреваняжанатыха,
Семадивяреваняжанатыха,
Восимзаловакнязамужыниха.

Восимзаловакнязамужыниха,
А у заловак па дитеныку,
А у заловак па дитеныку,
 А у дятей па дисятыку.

А у дятей па дисятыку,
Дысвекар с пещикисвалилыси,
Свекар с пещикисвалилыси,
За карытузавалилыси.

За карытузавалилыси,
Дысаломайпритрусилыси,
Енсаломайпритрусилыси,
Дымякинайпадавилыси…

Ой, Сениькя, ты Сениькя,
Прийиди к мине ф пасиделыки,
Прийиди к мине ф пасиделыки,
Паразывей сваю крущину.

Паразывей сваю крущину -
Пагыляди маю виселию,
Пагыляди маю виселию,
Ой, Сеникя, ты Сеникя!

eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2020 г, ГАУК НСО НГОДНТ