Поиск    2022 год объявлен Годом культурного наследия народов России          

Культурно-досуговая деятельность


Марина Львовна Талалова,
специалист отдела информации
и издательской деятельности
областного Дома народного творчества




Праздник – когда все сами актёры

       «Праздник» и «будни» – слова-антонимы, т. е. понятия, в нашей жизни всё больше исключающие друг друга. В будни мы подтянуты и сосредоточенны, озабоченны и серьёзны, – в общем, что есть сил играем во взрослых. А в праздник – раскрепощены, свободны, становимся сами собой, возвращаясь хоть на денёк в детство и юность. При условии, что вообще умеем это делать по природе или по настроению. А если не умеем? И тогда кто же может помочь людям скинуть десяток-другой годков, сделать праздник таким, чтобы всё у них пошло в этот день «шиворот-навыворот» в самом праздничном смысле этого слова? Конечно же, тот, чья профессия в первую очередь ассоциируется с праздником, – специалист культурно-досуговой сферы.
       Только вот старые дедовские методы и зашоренные приёмы увеселений в духе товарища Огурцова для создания праздника и праздничного настроения не годятся. Изменилось время, и вместе с ним – сам «человек российский». Городской он или сельский – уже не важно. Ведь на селе тоже появились новые реалии жизни. Это только сельские дороги у нас не меняются, зато Интернет, спутниковые каналы, ночные дискотеки получают прописку в крупных сёлах и маленьких посёлках с завидным ускорением. А вслед унифицируется социальный тип, меняется психология, – теперь сразу и не поймёшь, кто перед тобой – сельский парень или житель областного центра? И веселить такого, наверное, надо как-то по-иному.
       Собственно, почему непременно веселить? А, может, просвещать, развлекая? Ведь люди порой даже не знают, чего они, собственно, празднуют-то? Нередко празднующие новоиспечённый «красный день календаря» напоминают персонажа из фильма Элема Климова: «А чего это вы тут делаете, а?». И это целая проблема.
       И решать её лучше всем вместе, собрав на методическую учёбу руководителей и специалистов культурно-досуговых учреждений. Место учёбы было выбрано не случайно – Дворец культуры «Родина» г. Бердска, имеющий прямое отношение к обновлению форм досуга. Именно этими соображениями руководствовались при организации областного семинара «Современная праздничная культура села: сочетание традиций и инноваций» специалисты Новосибирского областного Дома народного творчества. Семинар собрал около 120 человек практически из всех районов области. Видимо, столь актуальной оказалась сама тема, да и заявленные доклады обещали быть интересными и полезными.
       Многим сельским и городским ДК было чем поделиться, когда разговор зашёл о праздниках и праздничной культуре в их современном виде. Например, эффективный позитивный опыт использования PR-технологий и привлечения средств частного бизнеса в условиях малых городов есть и у Городского центра досуга г. Бердска, где научились (почти без копейки бюджетных денег!) устраивать грандиозные праздники с взаимовыгодной пользой для всех. Об этом слушателям семинара рассказала директор ГЦД Марина Анатольевна Рехтина.  Руководитель Сузунского РДК, Елена Дмитриевна Рожкова, тоже успешный менеджер в сфере культуры, поделилась опытом организации в своём рабочем посёлке знаменитого праздника «Заволокинская гармонь», ставшего культурным и туристическим брендом Сузуна. О том, как превратить официозную церемонию вручения наград в увлекательное зрелище с воспитывающим подтекстом рассказала директор Кыштовского РДК Вера Петровна Нижегородова. Словом, в области есть уже множество примеров вполне актуальных подходов к празднику. Кое-где они только зарождаются, сообразно новым потребностям и реалиям.
       Тем важнее клубным специалистам было выслушать не только друг друга, но и мнение на этот счёт видного социального психолога – доктора социологических наук, профессора факультета режиссуры и актёрского мастерства Кемеровского государственного университета культуры и искусств Евгения Владимировича Руденского, автора книг по социальной психологии коллективного поведения. Остановлюсь лишь на главных моментах его эмоционального и увлекательного научного путешествия в психологию современного праздника.
       Культура призвана «возделывать в человеке человеческое», подчеркнул Евгений Руденский. А значит, кроме развлечения, нести и образовательную, просветительскую ношу. То есть раскрывать в празднике суть события, которое празднуется, формируя связь поколений и времён, без которых нет нации, и происходит дезорганизация сознания.
       «Когда я не понимаю само событие – я его и праздновать не могу, я не знаю этой культуры – и я не иду на такой „не мой” праздник. И кому, как не клубным специалистам, заниматься формированием культурных взаимосвязей? Не главам же администраций, которые приходят и уходят, а культура остаётся, – заметил известный психолог. – Вот и получается, что, например, значение праздника 23 февраля теряется в имперских эполетах и богатырских доспехах на сцене, а действительная история рождения Красной Армии в 1918 году остаётся за кадром праздника. Что мы этим хотим завуалировать – историю Советской Армии ХХ  века, какая она была на самом деле? И для чего тогда ввели День Героев Отечества, как ни для памяти о героях России вообще? Так вот и расскажите обо всём этом средствами праздника – и не обязательно со сцены», – посоветовал Евгений Владимирович.
       Не всё так просто и с теми, кому адресован праздник, с точки зрения социальной психологии. Быть может, впервые благодаря лекции учёного специалисты, не один год проработавшие в очагах культуры области, осознали, что за 20 лет постперестроечной десоциализации в России сформировались несколько типов людей, которых раньше, при «победившем социализме» (по крайней мере, в таких количествах) не наблюдалось. А нынешняя массовая культура и культурно-просветительская работа на таких, увы, не рассчитана.
       В частности, профессора Руденского, как много и давно практикующего психолога, удручает так называемый «нарциссизм» части населения, т. е. сосредоточенность человека на «себе любимом». Главное для таких людей – быть в центре внимания везде и всюду, другие их не волнуют, причём и угодить-то таким не просто: им всё не нравится.
       Беспокоит социальных психологов и такая характерная черта большой группы молодёжи, как гиперактивность, требующая неординарных интерактивных методов при организации праздников. Ведь такие психотипы – потенциальные наркоманы, или просто девиантные личности с уклоном в криминальное поведение.
       Не радует учёного и невротический характер современного человека, воспринимающего праздник опять-таки как место для личного самоутверждения. Ведь для невротика в системе его ценностей главное – обладать, не важно чем или кем.
       По мнению учёного, все эти психологические типы – нередко талантливые, неординарные личности, но они – жертвы гиперопеки, преимущественно материнской, безумной, по сути авторитарной любви. Просто их, в силу однобокости воспитания, не научили сопереживанию другому человеку. Исправить, наверное, таких уже нельзя, а вот скорректировать поведение средствами культуры, научить быть сопричастными происходящему вокруг, хотя бы на время, нужно и можно.
       Таковы реалии жизни, которые волей-неволей требуют особых подходов в работе по организации досуга населения в условиях клубов, парков и др. Сфера культурных услуг призвана помочь и таким, по каким-то меркам, не особенно счастливым клиентам. Чтобы они, по причине нереализованности личностных амбиций, не попали в пациенты к психотерапевту, а то и к психиатру (или вообще в места не столь отдалённые). В этом, если хотите, психотерапевтическая роль культурно-досуговой сферы в современном социуме.
       Но в то же время возникает вопрос: насколько это в силах клубных работников, которые ни в истории, ни в психотерапии, ни тем паче в средствах сугубо материальных бывают не сильны? Можно ли обойтись одним эмоциональным воздействием или интеллектуальным, духовным усилием?
       Например, как можно «вылечить» средствами праздника всё более клонирующегося в современном обществе человека-«нарцисса», не способного к сопереживанию? «Синдром эмоциональной тупости», присущий таким людям, по мнению учёного, вообще не поддаётся коррекции. Такому трудно угодить, он ничего вокруг, кроме себя, не видит. Но праздник готовится и для таких людей в том числе. Он в любом случае должен быть рассчитан и на их эмоции. Причём человек в нём будет не просто зрителем, взирающим на представление, – а действующим лицом – для катарсиса, внутреннего очищения. Такова была раньше суть обрядовых действ, когда человек был полностью вовлечён в происходящее, сопереживал ему до глубины души. И менялся на глазах, раскрепощался, снимая лишние комплексы. Ведь «праздный» в русском языке – значит «освобождённый». А мы это как-то упустили из виду.
       В празднике должен запускаться механизм социально-психологического заражения, работающий на включение позитивных межличностных отношений. Инструмент его – язык эмоций. Причём праздник непременно должен формировать у его участника эмоциональную перспективу, а не наоборот. Здесь нет места обидам, зависти, которые ведут к саморазрушению, а есть сопереживание, поощрение, радость за других и свой личный успех или просто участие. И тогда тут каждый – герой, и каждый – актёр. Но как в массовом празднике дать каждому участнику и зрителю возможность действовать, играть? Выход – разбить праздник на микрогруппы, сектора.
       Как, к примеру, в Испании готовятся к карнавалам? Там существуют уличные комитеты, которые готовят карнавалы. Специально для организации праздничного шествия – кавалькады – на каждой улице есть свой алькальд (у нас – вроде старшего по дому или по улице), он весь год раздаёт поручения, готовит каждого, придумывает роли, костюмы и т. д. Потом алькальд отчитывается «о проделанной работе», потому что его выберут на следующий срок, только если все люди с его улицы соберутся на карнавал. Сам праздник начинается с того, что встречаются сначала две семьи соседей, потом к ним присоединяются ещё и ещё – и вся улица вовлекается в празднество. Алькальд никого никуда не тащит, праздник же готовится по принципу сетевого маркетинга: я готовлю трёх участников, те трое – ещё трёх, и т. п. В итоге на праздник приходят не зрители, а подготовленные эмоционально люди-актёры, активные участники действа. И получают не материальную выгоду, а полноценное наслаждение  от праздника.
       Главное для удовольствия – не пропустить этот «предпраздник», пройти все этапы создания праздника: это и предпраздничная подготовка события, и эмоциональная подготовка жителей, и собственно действо.
       «А что делаем мы? – задаётся вопросом учёный-психолог. – Всё время хотим потрясти народ каким-то ярким зрелищем. Вы заметили, что всё меньше со сцены стали говорить? Само слово – даже поэзия – уходит, заменяясь суррогатами поп-культуры. Не говоря уже об общении самих людей».
       Когда праздничное общение заступает на смену обыденному общению – все сознают, что оно другое. Оно восполняет дефицит тепла человеческого общения в будни, а человек жив, пока он общается, – в состоянии эмоционального подъёма. Ведь и смерть человеческой личности наступает от одиночества, и самое страшное – не общаться ни с кем. Это касается даже не столько старшего поколения, сколько молодёжи. Многие из 20-летних нами уже безнадёжно потеряны. Выросло целое поколение, которому не интересны ничто и никто, – это тоже факт нашей жизни. Но потерять тех, что подрастают сейчас, мы не должны. Пусть они поют поперёк такта или танцуют не с той ноги – не важно, главное – что они пока с нами, в наших клубах, кружках, секциях. И на наших праздниках.
       Среди «потерянного» поколения не каждому дано «переживать праздник». Такой молодой человек, возможно, даже мучается от этого, и он не виноват в этой неполноценности. Он не знает себя, он ищет другие пути  пережить удовольствие – вплоть до наркотиков. Причины этой трагедии заложены психологией его семейного общения в раннем детстве. И здесь, как считает профессор Руденский, тоже огромное поле работы для работников культуры. «Сегодня отношения матери с ребёнком нередко сводятся к фразе „Я ему купила то-то и то-то”. Женщину надо научить играть с ребёнком, чтобы у него полноценно сформировались чувства радости, восторга». И сопереживания тоже.
       А что происходит обычно на празднике? Для общения там часто нет времени. Есть только коммуникативное воздействие, – как это называется в социальной психологии: когда праздник проводится в форме театрализованных зрелищ. Потому что их легче, проще организовать. И не всякому работнику культуры и досуга дано умение создать атмосферу для раскованного общения.
       «Прежде всего потому, что он сам не знает ни себя, ни свою аудиторию – как она отреагирует на его жест или фразу. Нет пока такого учебника или книги „Режиссура как практическая психология”, и мне бы хотелось написать её, –  признался Е. В. Руденский. – И идея, которая вела бы меня, – мы должны на каждом празднике бороться за сознание человека через подключение его эмоций. А перед нами пока человек, который ни на что не реагирует. Поэтому, когда мы говорим о предпразднике, мы должны провести большую клубную работу, сформировать микрогруппы со своим эмоциональным миром, которые мы можем на празднике сюжетно столкнуть и придать ему большой заряд эмоциональной энергии».
       Итак, первое направление предпраздничной подготовки – раскрыть смысловую сторону события. Второе – провести эмоциональную подготовку. Но для этого должен быть у самого человека – участника праздника – эмоциональный интеллект, и если он есть – человек к празднику готов.
       А вот послепраздничное действие обычно вообще не предусмотрено сценарием. Обычно праздник заканчивается, участники и зрители расходятся. Начинаются будни. И ничего в жизни людей не меняется. В то время как назначение «послепраздника» – чтобы элементы праздничных эмоций отразились на последующей за праздником жизни участников, подвигли человека на нечто новое, дали ему толчок к изменению.
       «Когда мы говорим об эмоциональном интеллекте, то повсеместно наблюдаем: люди не понимают друг друга, не умеют по лицу считывать информацию об испытываемых собеседником чувствах, эмоциях, – заметил Е. В.  Руденский. – И это наша с вами – психологов и специалистов культуры – прямая недоработка. Ведь именно выражение лица, жестикуляция, поза и т. д. – средство психологического воздействия. Человек открывается через мимику. И понять другого – важный фактор интеграции общества, это и есть эмоциональный интеллект. Если научить людей этому – мы поймём друг друга с полутона, полуслова. При подготовке праздника мы не задумываемся о том, что необходимо тщательно поработать с мимикой тех, кто танцует, поёт, играет. И не в плане искусственной улыбки, а в плане раскрытия вовне того эмоционального богатства, которое заражает окружающих. Если на празднике включается этот драгоценный механизм заражения – я тоже заражаюсь эмоцией. И этой эмоцией должна стать эмоция счастья, радости от жизни!»
       Позитивные эмоции соединяют разные поколения, события, помогают выжить, а мы разучились их выражать, исключили эмоциональную жизнь, разрушаем отношения, обижаемся и обижаем сами. Мы завидуем и стараемся вызвать зависть, что снижает нашу самооценку прежде всего. И тем самым приближаем конец своей жизни. Не живём, а выживаем, с точки зрения психологической науки.
       Праздник же предполагает чередование ритма «будни – не будни», и сегодня этот ритм однообразен. Мы перестали наряжаться, придумывать что-то неожиданное. Это обедняет жизнь, вносит в неё страх смерти, скуку, однообразие. И обращение к традициям, к народной праздничной культуре, к отточенным веками обрядам может стать положительным  и безошибочным ориентиром, как подчеркнула в своём выступлении на семинаре директор Новосибирского областного Дома народного творчества Людмила Алексеевна Жиганова.
       Ещё одно направление – это поиск путей возвращения человека в культуру. «Только почему-то культура воспринимается как некая беспричинная радость, восторг без повода, а мы тем временем дичаем, десоциализируясь. Наблюдается т. н. „синдром гиперэмоциональной тупости”. Его тоже может скорректировать праздник, выполняющий роль эмоционального просвещения, прививающий умение проявлять всю гамму эмоций. Но это может возникнуть только тогда, когда я прихожу на праздник жить и действовать, а не созерцать», – подчеркнул в заключение своего выступления на семинаре профессор Руденский.
       Но и созерцание, оказывается, может стать открытием и даже эмоциональным катарсисом, если, например, смотреть на звёзды в телескоп прямо на площади родного села. В Год космонавтики, которым объявлен 2011 год, в Новосибирской области будет возможно и такое. При условии, если этим озаботятся органы управления культуры муниципалитетов. Об этом собравшимся на семинаре в Бердске рассказала астроном Елена Алексеевна Луговская, директор учебного центра «Планетарий СГГА». Так, в научном ключе, она открыла Год российской космонавтики для работников культуры области, представив просветительский проект, который направлен на активное освоение сельским населением области небесного пространства с помощью профессиональных телескопов. Это же чудо: Новосибирские астрономы готовы выехать в любое село с телескопами, было бы только приглашение и транспорт приглашающей стороны. Например, население Краснозёрского района уже смогло воспользоваться этой редкой возможностью увидеть звёзды поближе. И кто знает, быть может, потрясающий сознание вид звёздного неба ещё станет для кого-то из сельских подростков настоящим праздником, открыв эмоциональные и профессиональные перспективы в его дальнейшей жизни?


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2022 г, ГАУК НСО НГОДНТ