Поиск    2022 год объявлен Годом культурного наследия народов России          

Таланты народные


Юрий Поликарпович Кривоногов,
р. п. Чаны,
обладатель специального диплома «За раскрытие понятия „Родина”
через военную тематику» областного конкурса «Таланты народные»


       Свыше тридцати лет отработал в газетах всех уровней, от многотиражной до областной. Литературным трудом вплотную занялся после выхода на заслуженный отдых, хотя мои очерки и раньше появлялись в сборниках новосибирских авторов. Вышло несколько книг в новосибирском издательстве «Мангазея». Печатался в журнале «Нива» (Казахстан), в магаданских изданиях «Колымский тракт» и «Колымские просторы», в новосибирском альманахе «С чего начинается Родина…», в журнале «Новосибирск» и т. д.


Этой силе имя есть – Россия
очерк

       О ветеранах войны всегда пишу медленно, мучительно продираясь через сплетение собственных колебаний. Каждое выражение кажется неточным, шаблонным в повествовании о величайшем событии двадцатого века, главным действующим лицом и бесспорным героем которого был наш многомиллионный народ. И сожалеешь о том, что предложения и абзацы не отлиты из бронзы, не изваяны из мрамора, поэтому непригодны для возведения величественного памятника в честь Великой Победы всем ветеранам вместе, и каждому по отдельности. Да и кому отдать предпочтение? Тем, кого ещё можно услышать и увидеть, пообщаться при встрече, прикоснувшись к живой истории? Или остановить свой выбор на павших воинах, попытаться досказать, домыслить, прочувствовать то, в чём им было отказано войной, прервано осколками, пулями или преждевременной кончиной от полученных ран и контузий?
       Сейчас о своих дедах, прадедах, защитниках Отечества, всё активнее пишут и вспоминают представители молодого поколения, и это радует. Не хочется лишать их такой возможности и впредь, поэтому обратимся к тем фронтовикам, чьи имена запечатлены на скромных сельских памятниках, чудом сохранившихся письмах и фотографиях. Минувшей Войне под стать только Правда с заглавной буквы, а ближе всего к ней стоит документальность, свидетельство тех, кто был когда-то участником великих сражений, очевидцем подвигов своих фронтовых товарищей.
       В рабочем посёлке Чаны хорошо известна всем его жителям улица Братьев Желтиковых, увековечившая простых парней, для которых пробным камнем их человеческих качеств явилась война. Иван, Михаил, Александр не вернулись с неё, как и многие тысячи их ровесников. Но это не исключительный случай, когда из одной семьи уходили на фронт несколько человек, нередко – представители двух поколений.
       В деревне Узунгуль проживала Матрёна Анисимовна Датьева, мать восьмерых сыновей, пять из них погибли, преградив путь фашистским захватчикам. Сложили головы Трофим Остапенко и два его сына, всю войну прошагали, но уцелели четыре брата Здоровых.
       – Пять моих сыновей сейчас находятся в рядах доблестных защитников Родины, – сказал в своём выступлении на собрании членов колхоза «Новая жизнь» Максим Пустовой. – Я их с детства готовил для службы в Красной Армии.
       «Два мои брата воюют сейчас в рядах Красной Армии, – пишет на имя военкома В. Я. Борисенко. – Я желаю идти добровольцем защищать Родину и прошу направить меня в действующую армию. Прошу не отказать в моей просьбе». Человек, возможно, идёт на смерть и просит не отказать ему в этом праве, словно речь идёт о материальной помощи или льготной путёвке в дом отдыха!
       Не может оставить нас равнодушными и заявление Т. И. Русанова в военкомат: «Я имею освобождение по своей болезни, но сейчас чувствую себя здоровым и готов встать на защиту Отечества. Прошу меня зачислить добровольцем на фронт. Раньше участвовал на КВЖД». С ним перекликается П. П. Гаврилов из села Осинцево: «В конце мая с. г. я был вызван для прохождения лагерного сбора, но ввиду болезни семьи был освобождён. Учитывая опасность, нависшую над страной, прошу зачислить меня добровольцем в ряды РККА и отправить на фронт, на защиту Родины». Или просьба такого характера: «Я, Волошко, слыхал, что производится добровольный набор в Красную Армию добровольцев. Прошу сообщить мне, так как мы с комсомольцем Гостевым Константином хочем пойти  добровольцами на фронт». Хочем, и всё тут!
       Жители райцентра долго вспоминали историю парнишки с революционным именем – Октябрь Ольшевский. Понятно, под диктовку старших родственников или знакомых, но он явился в военкомат с таким заявлением: «Прошу принять меня в Красную Армию. Мне девять лет, и я готов пойти на войну и защищать Родину от зарвавшихся германских фашистов. Я знаю, мы им дадим сокрушительный отпор, чтобы им неповадно было нападать на наш трудовой советский народ». Измученный бессонницей и бесконечными делами военком приказал не пускать к нему настойчивого добровольца, уже в который раз отнимавшего у него время. Но Октябрь ещё долго ходил среди призывников, выспрашивая кратчайшую дорогу на фронт, где само собой без него не могли обойтись. К сожалению, дальнейшая судьба Ольшевского неизвестна, но не исключено, что он добрался до какой-либо из воинских частей и стал сыном полка.
       Военкомат осаждали добровольцы, в случае отказа появляясь снова и снова. Более восьми тысяч чановцев, уходя на фронт, обещали возвратиться с Победой. Как воевали наши земляки, какой вклад внесли в разгром фашистской нечисти?
       Район дал Родине пятерых Героев Советского Союза и двух полных кавалеров ордена Славы, тысячи участников войны отмечены высокими знаками воинской доблести. За что именно? Всего один день, один бой из славной фронтовой биографии командира миномётного взвода Николая Алексеевича Бенеша, впоследствии ставшего Героем Советского Союза. Сохранилось донесение командира полка, подполковника Печенюка, в нём всё документально.
       «Лейтенант Бенеш со своим взводом, выдвинувшись непосредственно в боевые порядки пехоты, открыл ураганный огонь по противнику. Только 23 сентября его взвод уничтожил пять станковых пулёметов, подавил огонь двух дзотов, истребил до семидесяти солдат и офицеров. За день бойцы отбили одиннадцать атак. Взвод Бенеша перебрасывался с одного участка на другой. Будучи в окружении, лейтенант Бенеш принял неравный бой, разорвал вражеское кольцо, уничтожив при этом до пятидесяти солдат противника. Затем, увлёкшись преследованием, ворвался в немецкую оборону, захватил батарею с большим количеством боеприпасов и ещё целый день продолжал отбивать вражеские атаки».
       Ещё одно донесение, старшего сержанта Томилова.
       «Громкой славой покрыл своё имя в бою седьмого февраля рядовой Александр Ивлев. Когда наша артиллерия перенесла огонь в глубину обороны противника, Ивлев мгновенно вскочил с земли и, ведя огонь с хода, рванулся вперёд. За ним поднялись остальные бойцы. Немцы встретили атакующих градом ручных гранат. Советские воины ответили тем же. Ивлев первым ворвался в траншею и, заметив группу немцев, отходящих влево, бросился за ними. Один из немцев, замешкавшись, отстал от других. Ивлев решил взять его живым. Увидев русского солдата, фриц швырнул в сторону винтовку и кинулся бежать, пока не скрылся в лесу.
       „Упустил!” – с горькой досадой подумал Ивлев и остановился.
       Только тут боец заметил, что находится в траншее не один. Трескотня автоматов слышалась справа и сзади. Ивлев понял, что, увлёкшись погоней, оторвался от своих по меньшей мере на 300 метров. Но раздумывать было некогда. Из леса вышли 15 гитлеровцев. Ничего не подозревая, они двигались  толпой, с винтовками на плечах. Ивлев изготовился к неравной схватке. И когда немцы оказались совсем близко, ударил по ним длинными очередями своего верного автомата. Только троим фрицам удалось скрыться в лесу.
       Вскоре гитлеровцы поняли, что имеют дело всего с одним русским солдатом. Два десятка немцев бросились было на него, и откатились, встреченные губительным автоматным свинцом. Так повторялось четыре раза. Перед траншеей валялось больше 20 трупов гитлеровцев. Доблестный русский солдат Алексей Ивлев ни на шаг не отступил перед численно превосходящим врагом, удерживая занятый рубеж до подхода наших бойцов. Орден Красной Звезды и медаль „За отвагу” на груди храбреца – свидетельство его боевых дел и прошлых схваток с врагом». Это было характерно для наших воинов: где я, там передний край, тот рубеж, который надо защищать до последнего патрона, последнего вздоха.
       Таких примеров можно привести сотни. Когда кончились патроны и гранаты, Михаил Иванов, до войны работавший в Чановском совхозе, стал бить по фашистам из орудия, а находились враги всего в 30–40 метрах от батареи. Степан Подольский, в мирное время заведующий складом на мясокомбинате, прикрыл собственной грудью командира. Уйдя добровольцем на фронт, бригадир животноводства из села Старые Карачи Николай Васильев был дважды ранен и трижды бежал из фашистского плена, возвращаясь в строй. Гиматитдин Мангулов  отправлялся на фронт из ныне исчезнувшей деревни Здоровка, воевал не только с немцами, но и с японцами, пока в качестве шофёра советского посольства не оказался в Китае. Он единственный в районе, кого отметили китайской медалью, переданной потом в Чановский музей.
       «Наша девятка И-16 под Толедо встретилась с „юнкерсами”, летящими на бомбёжку под прикрытием двенадцати истребителей – „хейнкелей” и „фиатов”. В этом неравном бою наши три звена сбили два бомбардировщика и три истребителя.
       Бои под Мадридом. Зелёная ракета – и самолёты взлетели, чтобы прикрыть небо столицы от бомбардировщиков. Поднялось в небо и моё звено И-16. Ложимся на боевой курс. Впереди 15 вражеских бомбардировщиков прикрывает группа истребителей. Шесть стволов против шестидесяти. Два вражеских самолёта мы подбили, расстроив их боевые порядки. Прилетели на помощь ещё два звена И-16, сбили три „фиата”».
       Это из воспоминаний нашего земляка Прокопия Семёновича Акуленко, опубликованных в книге «Вместе с патриотами Испании», вышедшей  в 1978 году в Киеве. В другом воздушном сражении наши асы встретились с 40 вражескими самолётами, уничтожили три из них. А всего в небе революционной Испании Акуленко сделал 250 боевых вылетов, лично сбил шесть вражеских стервятников и ещё семь – в групповых боях. Домой Прокопий Семёнович вернулся с двумя орденами Красного Знамени.
       В 1940 году, в звании майора, он принимает участие в вооружённом противостоянии с белофиннами, прибавив к прежним наградам ещё один орден Красного Знамени. В Великой Отечественной войне Прокопий Семёнович командовал истребительным авиаполком, победу встретил полковником, командиром дивизии особого назначения.
       В дальнейшем наш земляк освоил сорок типов боевых самолётов, и в общей сложности был награждён орденом Ленина, шестью орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны первой степени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями.
       За годы войны, включая финский конфликт и разгром милитаристской Японии, население Чановского района сократилось без малого на тринадцать тысяч человек. Наши солдаты и офицеры громили врага на земле, в воздухе и на море, в регулярных войсках и в партизанских отрядах, везде, где встречались с ним лицом к лицу. Чановцы участвовали в битвах под Москвой и Сталинградом, в прорыве блокады Ленинграда, в освобождении сотен европейских населённых пунктов. Их можно было видеть и в поверженном Берлине, и на параде Победы на Красной площади в Москве в 1945 году.
       Мобилизованные и добровольцы уходили на фронт молодыми, поскольку у войны есть страшная привилегия: перемалывать в своих кровавых жерновах  лучших из лучших – мужчин, находящихся в расцвете возраста, физических и духовных сил. Многие из них так навсегда и остались в памяти земляков не дожившими ни до седин, ни до морщин. Теперь уже внуки, а то и правнуки старше их по возрасту, поскольку павшие не стареют, пока о них с благодарностью вспоминают их потомки.
       У трусливого человека понятие Родины порой сжимается до пределов его собственного дома, личного подворья. Если всё это находится в глубоком тылу, то он не гнушается ничем, чтобы уцелеть любой ценой. Смелые духом мыслят  иными категориями: смерти нет, коль Родина жива. И движет ими несгибаемая сила, коллективная воля, имя которой – Россия.


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2022 г, ГАУК НСО НГОДНТ