Поиск    2021 год объявлен Годом науки и технологий в Российской Федерации          

Навстречу юбилею Великой Победы

Юрий Аркадьевич Фабрика,
заслуженный работник культуры РФ,
научный сотрудник Музея истории Сибирского военного округа






Неизвестные страницы истории военных подвигов сибиряков

      История героических дел сибиряков – это, прежде всего, история конкретных людей, и память о них, посвятивших жизнь России, Сибири, не должна оставаться лишь достоянием прошлого, она должна быть вместе с нами и теми, кто придёт нам на смену. Она должна будить добрые чувства в сердцах земляков, побуждать их на верную и преданную военную службу, доблестный труд на благо Отечества.
      Существует громадный исторический материал, подтверждающий, что воин-сибиряк, воин и труженик, всегда оставался верным сыном своего Отечества и давал беспримерные образцы героизма во всех войнах, которые вела Россия за последние четыре века (хочу напомнить, что Сибирь в составе России находится уже более четырёх столетий), – в Полтавской битве, в итальянском и швейцарском походах Александра Васильевича Суворова, Отечественной войне 1812 года, защите Севастополя в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг., в Русско-японской и Первой мировой войнах, в сражениях Великой Отечественной. Есть адреса подвигов и в наши дни – Афганистан, Чернобыль, Таджикистан, Дагестан, Чечня, Южная Осетия… И обо всём хочется рассказать.

      1 сентября 1581 года храбрейший казачий атаман Ермак Тимофеевич (в некоторых источниках назван Василием Тимофеевичем Алениным (1532/1534/1542 – 6 августа 1585) – прим. ред.), со своей дружиной, перешёл через Каменный пояс, как тогда назывался седой Урал, и двинулся вглубь неизведанной доселе страны под названием Сибирь.
      За жизнь одного поколения – 50–60 лет – казаки прошли путь от Урала до  Тихого океана, затем преодолели Берингов пролив, двинулись вглубь американского континента и дошли до Форта Росс в Калифорнии. Казаки обладали таким колоссальным потенциалом, что, если бы вышли пораньше, наверное, дошли бы до мыса Горн. Казаки и следовавшие за ними служилые российские люди преодолевали тяжелейшие препятствия, неумолимо шли вперёд через сибирскую могучую тайгу, реки и горные вершины. И, в конечном счёте, подарили России территорию размером в две Европы или одну восьмую часть мира – нашу Сибирь.
      Если подойти к совершенно незнакомому человеку на улице и спросить его: «А что вы знаете о сибирских казаках?», часто можно услышать недоумённый ответ: «А разве такие были?» И тогда становится весьма скверно на душе от того, что мы забыли своих славных предков, которые, совершив подвиг во имя нас, дали нам великую Сибирь.
      На Совете атаманов Новосибирской области мы поднимали этот вопрос. Мы разработали концепцию и уже утвердили решение о сооружении в Новосибирске, столице Сибирского федерального округа, памятника первооткрывателям, первопроходцам Сибири.
      Посмотрите, на всём необъятном пространстве Сибири, за Уралом есть всего лишь три памятника Ермаку Тимофеевичу. Один поставлен в 1837 году в Тобольске, не так давно появился памятник первооткрывателям Сибири в Сургуте. И совсем недавно поставили монумент на Алтае, куда казаки вывезли обломки разрушенного памятника Ермаку из Казахстана и поставили его у себя. А мы до сих пор имеем лишь коротенькую улицу Ермака, которая вот-вот исчезнет с карты города, поскольку интенсивно застраивается.
      Мы разработали проект памятника и считаем, что он должен соответствовать масштабу подвига этих людей. Они достойны не менее величественных монументов, чем памятник тысячелетия Руси в Новгороде, или подобных этому. Уже появились первые проекты.
      Мы хотели бы, чтобы в этом памятнике были воплощены три чрезвычайно важные идеи. Во-первых, то, что приход в Сибирь Ермака с сотоварищами был начат волею Российского государства. Ведь Московская Русь того времени настолько окрепла, что могла взять на себя решение важнейшей задачи –  послать в Сибирь своих лучших воинов и обеспечить их всем необходимым. Разве кто-нибудь посмел бы пойти супротив воли Ивана Грозного – да никогда. Поэтому государственная символика на памятнике Ермаку и первопроходцам Сибири должна иметь место.
      Во-вторых, в этом монументе должна быть отражена идея православия. Казаки – это первые носители православия, христианства в Сибири. И, как говорят документы, уже в первом походе Ермака было несколько монахов и священников.  Казаки выступили в поход, совершив молебен, несли с собой хоругвь, на одной стороне которой был лик Дмитрия Солунского, а на другой – Михаила Архангела.  Именно эти лики не случайны, они – святые, особо почитаемые российскими воинами.
      В-третьих, в памятнике необходимо отражение идеи дружбы народов, населяющих Сибирь. Мы выступаем против термина «завоевание, покорение Сибири». Такового не было – были стычки, безусловно, не каждому понравится, когда приходят чужеземцы. Но очень скоро налаживались самые добрые отношения между русскими людьми, приходящими сюда, и коренными племенами. Налаживались деловые, культурные связи. И давайте будем иметь в виду, что своих будущих жён казаки находили среди местных красавиц. Посмотрите на бурятских или якутских казаков – многим ли они отличаются от местных? Мы ведь братья по крови! И вся последующая история Сибири – это совместная работа по освоению этой земли и совместная защита нашей Родины.
      И место для памятника нужно выбрать соответствующее – достойное, чтобы  виделось неудержимое движение России на Восток, чтобы народ шёл к монументу и много думал, возлагая цветы к его подножию.
      Вся история нашей Сибири подтверждает огромную роль казаков в защите нашего Отечества. Так что баллады о сибиряках-героях – это и рассказ о наших предках, первопроходцах, и их потомках. Все четыре века, на протяжении которых Сибирь существовала в составе России, мы находим множество примеров великих подвигов сибиряков в защиту нашего Отечества.
      Совсем недавно мы отмечали 300-летие Полтавы: «И грянул бой, Полтавский бой…» – бой, в котором решалась судьба России. А кто знает о подвиге сибиряков в этом сражении? Далеко не все. А ведь в этом бою отличились Сибирский драгунский, Сибирский пехотный, Колыванский полки.
      Это была, по словам Михаила Богдановича Барклая-де-Толли,  «кавалерийская битва из числа упорнейших, когда-либо случавшихся». В Сибирском драгунском полку осталось лишь 125 рядовых и три офицера. Томский пехотный полк выдержал наиболее ожесточённые атаки противника, так как был расположен на батарее Раевского. В итоге в бою 26 августа 1812 года Томский и Тобольский полки потеряли более половины личного состава.
      Пройдёт 50 лет – грянет Семилетняя война. И опять, к сожалению, никто не вспомнит имена героев-сибиряков, которые вместе с Александром Васильевичем Суворовым в Семилетнюю войну взяли Берлин. Пройдёт ещё несколько лет, и в 1799 году два наших сибирских полка, Иркутский и Енисейский, вместе с выдающимся полководцем, генерал-фельдмаршалом Суворовым, пройдут Швейцарию и Италию… И вновь имена сибиряков забыты.
      В декабре 2007 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин подписал Указ, по которому будет широко отмечаться 200-летие победы русского народа в Отечественной войне 1812 года.
      Недавно приходит ко мне один из учёных: «Юрий Аркадьевич, как Вы считаете, готовились ли мы к войне 1812 года?» Как не готовились?! Ничего подобного! Учитывала Россия, что впереди схватка с крупнейшим в истории войском, а Наполеон, готовясь к походу на Россию, собрал войско в 600 тысяч лучших войск Европы! Россия оставалась единственной страной, не покорённой завоевателем. Страной, замечу, православной. И именно она спасла Европу от Наполеона – на тот день лучшего полководца мира!
      Россия готовилась к войне по многим направлениям: изучала театр будущих боевых действий, направляла туда лучших офицеров Генштаба для рекогносцировки. Увеличивался военный бюджет, формировались воинские части, к западным границам к Неману направлялись лучшие войска, в том числе и сибирские регулярные войска. Отсюда в Первую Западную армию под командованием Барклая-де-Толли уходила 24-ая Сибирская дивизия – 6 полков! И с первого момента, когда Наполеон переходил границу, его встречали, конечно, казаки – передовая разведка.
      И вот первые схватки. Но дальше началось отступление двух наших армий – 1-ой Западной (Михаила Богдановича Барклая-де-Толли) и 2-ой Западной (Петра Ивановича Багратиона). Стратегически у нас было невероятно невыгодное положение, и задачей французов было не дать каждой из этих армий соединиться и разбить их поодиночке. В свою очередь, наши полководцы сделали всё, чтобы соединить армии, и они успели это сделать, собравшись воедино под Смоленском.
      В героической обороне Смоленска снова отличается 24-ая пехотная дивизия под командованием генерал-майора Петра Гавриловича Лихачёва. Она удерживает 10-кратное превосходство противника, на сутки задерживает наступление Наполеона, давая возможность нашим армиям отойти к стратегически выгодной позиции у Бородино.
      И грянул Бородинский бой… Тогдашние сибиряки, как их внуки и правнуки в 1941 году, показали в этой схватке удивительные образцы мужества и героизма. Не случайно именно дивизии Лихачёва, а она входила в состав 6-го армейского корпуса под командованием генерала от инфантерии Дмитрия Сергеевича Дохтурова, была поручена защита центра. А центр – это Курганная батарея, её ещё называют «батарея Раевского», это господствующая высота над всем Бородинским полем, которая позволяла во многом контролировать ситуацию, видеть замыслы и движение противника и наносить по ним удар. Русские воины и противник на небольшом участке боя, по размерам – 10–15 км, и здесь в смертельной схватке сошлись около 300 тысяч солдат противоборствующих сторон. 1100 орудий – непрерывная канонада: «Сквозь дым летучий французы двинулись как тучи, и все на наш редут…»
      Михаил Юрьевич Лермонтов начал своё знаменитое произведение со слов: «Скажи-ка, дядя, ведь недаром…» Идёт беседа между молодым солдатом и ветераном – участником событий. Кто же такой этот «дядя»? Дядя – это отца-матери брат, близкий родственник. Отношения в армии тех времён и были родственными, потому что по тем временам армия была стопроцентно верующая, и обязательно в каждом полку был батюшка, полковой священник, который своим христовым словом делал так, чтобы воины разного возраста, разных национальностей, разных годов службы были единым сплочённым коллективом в бою. Вот почему называет молодой солдат старого «дядей», а тот почитает его как своего племянника.

Старый солдат рассказывает, как шёл этот страшный бой:
Полковник наш рождён был хватом,
Слуга – царю, отец – солдатам,
Да жаль его, сражён булатом,
Он спит в земле сырой…

      Кто он, этот полковник? Это Фёдор Фёдорович Монахтин, начальник штаба 6-го корпуса, где воюет 24-ая дивизия, почему он и «наш». В этом бою полковник Монахтин, командовавший и сибиряками тоже, офицер суворовской школы, получает тяжелейшее ранение в живот. Его уносят с поля боя, но он, узнав, что отдан приказ об оставлении Москвы, в отчаянии срывает повязки и умирает. Вот что такое для русского офицера – столица нашей Родины!..
      24-ая дивизия находится в апогее боя. Шрапнель выкашивает сотни и сотни людей. По тем временам боевое построение пехоты – это каре, и куда бы ни  выстрелил – обязательно в кого-то попадёшь. Вот почему Суворов говорил: «Пуля –  дура, штык – молодец!»
      И вот под этот грохот канонады, свист пуль и разрыв ядер, командует боем генерал Пётр Гаврилович Лихачёв, командир нашей дивизии. Этот удивительный человек служил на Кавказе, где был отмечен в боях, за Ханкалу получил орден Святого Георгия Победоносца, высший военный орден России. Получил там много болезней – климат-то субтропический. Незадолго до войны он просил государя об отставке – у него отказывали ноги, он не мог ходить. Получил отставку, но накануне войны государь его снова призвал – впереди была схватка с Наполеоном. 
      Командует боем генерал Лихачёв, сидя на походном стуле. Когда у него осталось несколько десятков сибиряков, он разрывает мундир на своей груди, выхватывает шпагу и ведёт их в последний бой. Французы увидели генеральские эполеты, искололи штыками, избили прикладами русского генерала и взяли его в плен. Это был единственный русский генерал, попавший в плен в ту войну.
      Узнав о подвиге Петра Лихачёва, Наполеон потребовал его к себе. Раненого генерала принесли на носилках, восхищённый его мужеством император пожелал вернуть ему шпагу. На что наш генерал, командовавший сибиряками, ответил примерно так: «Я шпагу получил из рук своего государя!» И отказался взять её из рук Наполеона. Он вскоре умер от ран и был похоронен в Кенигсберге, ныне Калининграде. Всё время тяжелейшего боя генерал неустанно напоминал сибирякам: «Ребята, помните, мы дерёмся за Москву».
      Пройдёт 129 лет, и политрук Василий Георгиевич Клочков, наш сибиряк из Барнаула, командовавший 28 героями-панфиловцами, преграждая путь фашистским танкам, идущим на Москву на Волоколамском шоссе у разъезда Дубосеково, скажет: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва».
      В этих тяжелейших сражениях Отечественной войны 1812 года прославились и военные священники. В 1997 году у меня вышла книга «Церковь и Армия в России» – это рассказы о военных священниках в русской армии, на сибирских примерах тоже. За всю историю Русской армии и флота, высочайшей военной награды России было удостоено 18 священников.
      Первым священником, удостоенным этой награды, был отец Василий Васильковский, священник 19-го Егерского полка. В Бородинском бою он получит пулю в грудь, его спасёт от верной смерти наперстный крест. Затем тяжело контуженый Василий Васильковский дойдёт с русскими войсками со своим   полком до Парижа, и там уже умрёт от контузии, полученной в этом бою.
      Совсем недавно, работая в архивах, я нашёл, что, оказывается, 19-ый   Егерский полк был сформирован в Омске. И снова – Сибирь. Этот подвиг продолжил уже священник Тобольского полка. Напомню о том, что в Русско-турецкой войне, в кампании 1828–1829 гг., священник нашего Тобольского полка, отец Иов Каминский, с солдатами-сибиряками, в полном церковном облачении, переправился на лодках через Дунай и с боем взял турецкую батарею. В этом бою он был тяжело ранен, чудом выжил. Николай I, узнав о его подвиге, вручил ему боевую награду – орден Святого Георгия Победоносца 4 степени. Это был второй военный священник, удостоенный такой награды, и опять он – сибиряк. Впоследствии этот батюшка стал священником Петергофского храма, т. е. личным духовником Николая I.
      Продолжится великий подвиг сибиряков и в последующие годы. В середине позапрошлого века начинается интенсивное продвижение России в Среднюю Азию в трёх направлениях: через Красноводск шли прославленные кавказские русские войска, из Оренбуржья – батальоны стрелковые и сотни оренбургских казаков, из Западной Сибири – здешние воинские подразделения и сибирские казаки. Мы взяли противника в кольцо, Средняя Азия была присоединена к нам. Это очень непростой момент, сложнейшие отношения. И, конечно, этим моментом Россия совершила великий подвиг, было уничтожено рабство в Средней Азии, в котором находились тысячи и тысячи русских людей, угнанных кочевыми племенами. Средневековая Средняя Азия потом поднялась к современной цивилизации благодаря подвигу русского солдата и казака.
      Придёт неспокойный 20 век. Снова великие потрясения переживёт Россия. И снова все трудности, годы бедствия и радости с Россией делит Сибирь. Мы совершенно забыли Русско-японскую войну, не говоря уже о том, что о подвиге сибиряков в ту войну вообще никто не знает.
      Начнём с того, что из Сибири на Русско-японскую войну в Маньчжурию ушёл 4-ый Сибирский армейский корпус – 16 наших воинских полков и 6 казачьих, в том числе Сибирская казачья дивизия – 4 полка. Когда мы говорим об этой войне, меня всегда поражает, что тогдашние воины-сибиряки – сотни тысяч крестьян, которые были оторваны от своей земли, от семей, которые пошли защищать Отечество в далёкий Китай, – именно там была схватка с Японией, нашим противником, где, кстати, тоже решалась судьба России.
      Это сотни тысяч сибиряков-мужиков, которые взяли в руки винтовки и показали себя в боях лучшими воинами. Например, мы забыли о том, что все 16 полков нашего сибирского формирования, входившие в 4-ый армейский корпус,  получили Георгиевские знамёна «За храбрость». И наша сибирская казачья дивизия, 4 полка, в каждом 600 сабель, т. е. примерно 2400 казаков, тоже получили Георгиевские знамёна «За храбрость». Мало кто знает о том, что 997 казаков стали Георгиевскими кавалерами, получили высшую военную награду России. Хоть одно имя мы знаем? К сожалению, нет.
      Мы забыли о том, что Сибирь в это время стала первым опытом проведения всеобщей мобилизации, когда мужики до 43 лет, в соответствии с тогдашним законодательством, вставали в строй. Был разработан секретный мобилизационный план № 18, в соответствии с которым термин «мобилизация» растолковывался и применялся в случае чрезвычайной ситуации для России. Но вот в ходе Русско-японской войны, которая шла 21 месяц, было проведено 9 частичных мобилизаций в центральных губерниях России и отдельных уездах. Но в Сибири, в ближайшем военном округе к театру боевых действий, была проведена всеобщая мобилизация. 
      Понимаете, что это значило для экономики нашего региона? Когда остались одни солдатки с 5–6 детьми, а кормилец-то воюет… А собирать урожай некому.  Почему мы забыли о тогдашнем подвиге тыла? Тогда Сибирь была основным поставщиком продовольствия для русской полуторамиллионной армии! Всё продовольствие шло от нас, из нашего Новониколаевска. По тем временам – это город с населением 26 тысяч человек, но он накормил 1 миллион 200 тысяч русских солдат и офицеров, прошедших по Транссибирской магистрали! 

      Когда я еду по Транссибирской магистрали, проезжаю через станцию Чулым, мне всегда вспоминается крохотная заметка, которую я прочитал в газете Томской губернии начала 20 века. Газета «Сибирская жизнь» от 6 апреля 1904 года писала: «Ст. Чулым Сибирской железной дороги. На весьма незначительной и затерянной в просторе Барабинской степи станции Чулым, местный буфетосодержатель Чиндорин всем проезжавшим через эту станцию в Страстную субботу и первые два дня Святой Пасхи воинским нижним чинам нашёл возможным сделать пасхальный подарок в форме яиц, сыра, булок, ветчины и т. п., вследствие чего солдатики, вероятно, унесли с собою доброе воспоминание о нашей маленькой станции…»
      Я вижу ещё более широкую картину – то же самое было в Ояше, в Болотном – по всей Транссибирской магистрали. То же самое будет в 1914 году, и в 1941-ом…  Всегда сердобольные русские женщины выходили к эшелонам, в которых ехали на войну их сыновья, мужья, братья, и несли всё, что есть в доме, защитникам Отечества…
      Осенью прошлого года я был в составе поезда «За духовное возрождение России». И везде я рассказывал эту историю, потом выступил по телевидению, написал об этом статью, и всегда говорил: «Посмотрите, вот они герои – рядом!» Считаю, что было бы справедливо, чтобы в честь господина Чиндорина была названа улица в Чулыме, поставлен памятник, в его лице – подвигу нашего тыла!
      Хочу сказать о великом подвиге нашей Сибири в последующие годы. Грянет Первая мировая. И снова у меня болит сердце от того, что мы в своё время по идеологическим мотивам называли эту войну «империалистической, грабительской, захватнической»… Зачеркнули её в памяти народа, забыв о том, что 3,5 миллиона сыновей и дочерей России отдали жизнь в той войне. Мы забыли о том, что та война называлась тоже «Великой» и «Отечественной», «Второй Отечественной».
      Вы увидите, вглядываясь в документы, с каким порывом встретила Россия царский манифест о том, что началась война. А давайте будем помнить, что эта война для нас была Отечественной, потому что опять-таки велась на нашей земле, на нас пришла Германия и её союзники. Не мы объявили войну, а они нам. Мы защищали свою Родину, свою независимость, своё будущее. И снова солдаты-сибиряки встали за нашу Россию, воевали, как положено: как зарылись в окопы в болотах Белоруссии, так ведь дальше врага не пустили. Гнили в этих окопах, погибали от беспрерывных обстрелов, но стояли и держались, спасая не только нашу Россию, но и всю Европу.
      Приведу некоторые примеры мужества и героизма сибиряков в той войне. Посмотрите, из нашего города, а к тому времени это 60 тысяч человек населения, которое во время войны возрастает вдвое: прибывают эвакуированные, перебазируются предприятия с запада, беженцы, раненые, военнопленные… В  итоге Новониколаевск насчитывает уже 110 тысяч человек. Мало кто знает, что гарнизон города увеличивается до 40 тысяч – каждый второй житель Новониколаевска на тот момент был военным. 
      Это был крупнейший за Уралом центр подготовки войск, как это же повторится в 1941 году. Из нашего округа ежемесячно уходило для пополнения убыли в войсках на фронте 25 тысяч лучших в мире воинов – воинов-сибиряков. Это 1914 и 1915 годы. В 1916 году мужиков-то стало меньше – война-то выбивает – и уже по 15 тысяч уходило каждый месяц!
      Снова наш Новониколаевск превратился в крупнейший центр поставки фуража и продовольствия для армии, как это было в Русско-японской войне, так и в Первой мировой. Ведь на Западе всё полыхало, шли бои, продовольствие шло  из Сибири.
      Отсюда же уходят и сибиряки, да ещё как воюют! Буквально через несколько дней после объявления войны ушёл 41-ый полк – он стоял здесь, в Новониколаевске, в военном городке. Через месяц – 58-ой Новониколаевский полк. Пройдёт несколько месяцев, и в январе 1915 года этот полк почти полностью погибнет во время газовой атаки немцев! Выждав удобный ветер, они направляют отравляющие газы на наши русские позиции, до 90 процентов солдат и офицеров-сибиряков умирают. Оставшиеся десять, замотав окровавленными тряпками лица, дают бой, который начали немцы, воспользовавшись такими потерями в наших рядах. И наши отбивают эту атаку! 
      Немало подвигов совершили сибиряки. Разведчики 41-го полка – младший унтер-офицер Павел Трофимович Дрон и стрелок Никодим Петрович Каменев –  захватили разведчика противника и доставили командованию ценные сведения. Дрон, кавалер Георгиевского креста 4 степени, был удостоен 3 степени, а Каменев – 4 степени.
      Вслед за 41-ым Сибирским стрелковым полком на фронт убыл 53-ий  Сибирский стрелковый полк, сформированный в Новониколаевске в августе-сентябре 1914 года. Этот полк также геройски себя проявил в боях Первой мировой войны, а его командир, полковник Пётр Шрамков, был награждён золотым Георгиевским оружием «За храбрость».
      В годы войны известный русский, а затем и советский писатель Алексей Николаевич Толстой писал о воинах-сибиряках: «У нас каждый день, каждый час вливаются в армию новые полки, выносливые, крепкие, привыкшие к зимним невзгодам, блестяще показавшие себя в последних боях».
      Кто знает имена этих героев? Почему нет памятника нашим сибирякам, и вообще русскому солдату в Первую мировую?! Здание окружного Дома офицеров является единственным сохранившимся памятником в честь героев Первой мировой. Наш музей поднял этот вопрос, и 5 лет назад появилась мемориальная доска над входом в Дом офицеров, которая извещает, что это здание «Дом инвалидов (ветеранов) – памятник жертвам Первой мировой войны (1914–1918 гг.)». И мы, сотрудники музея, часто видим у этой мемориальной доски живые цветы. Нет сегодня в России ни одного кладбища героев Первой мировой…
      В Томском архиве я находил секретный циркуляр, распоряжение, подписанное в 1929 году наркоматом здравоохранения и НКВД, по которому все кладбища Первой мировой превращались в парки или застраивались – и они исчезли. В Омске казачье кладбище Первой мировой застроено, в Барнауле – парк и меланжевый комбинат; в Томске – наполовину застроено предприятиями, а в Новосибирске – это парк культуры и отдыха «Берёзовая роща»! Там есть воинский квадрат, где лежат более 700 солдат и офицеров русской армии, которые умерли от ран в новониколаевских госпиталях, и впервые за 80 лет по ним справили панихиду в храме Покрова Пресвятой Богородицы. Забыли мы своих героев, а ведь это были отцы героев Великой Отечественной, это их дети уже дойдут до Берлина в 1945 году!
      1941–1945 годы… Это апогей боевой славы нашей великой России, нашего воинства. И снова, уже в который раз, просто снимаешь шапку и встаёшь на колени перед именами героев-сибиряков, перед великим их подвигом на фронте. Ко Дню героев Отечества, к 9 декабря, нами подготовлена книга «Новосибирцы – Герои Отечества». Это и Герои Советского Союза, Герои Социалистического труда, полные кавалеры орденов Славы и Трудовой славы, а также Георгиевские кавалеры. Там, конечно же, есть герои из всех районов Новосибирской области.
      Я с нетерпением жду выхода в свет этой книги, к которой я написал предисловие, где тоже пытался связать воедино подвиг всех поколений защитников нашего Отечества. Конечно же, я рассказал и о тех, кто получил эту высокую награду уже за Цхинвал, Южную Осетию. Недавно мы были в Кыштовке  и видели в зале родственников Героя России Константина Тиммермана, подполковника, командира танкового батальона, который получил эту высокую награду за Цхинвал. События последнего времени подтвердили, что связь поколений продолжается, что боевые традиции нашего народа связаны между собою. И, конечно же, дети и внуки героев продолжают их святое дело.
      Напомню о том, что наш Новосибирск с первых же дней Великой Отечественной войны совершает невероятной силы и мощи геройский подвиг и на фронте, и в тылу. Население нашего города на 22 июня 1941 года было всего лишь 450 тысяч человек, но город и область приняли 250 тысяч человек эвакуированных.
      На начало войны жилая площадь в Новосибирске на человека составляла   всего три квадратных метра, а тут прибывали сотни тысяч людей. Это эвакуированные предприятия, а с ними – рабочие, инженеры, мастера, деятели культуры, их семьи. Идут эшелоны раненых – у нас здесь было 35 госпиталей! Скольких людей спасли наши новосибирские медики! А как город потеснился, чтобы разместить всех эвакуированных, уже испытавших тяжелейшие муки и страдания. Новосибирцы поделились с ними последним углом, куском хлеба, всем дали работу.
      16 тысяч истребителей выпускал один только наш завод имени Чкалова!  Мало кто знает, что Новосибирск дал в три раза больше боеприпасов, чем вся царская Россия за всю Первую мировую войну! Это какая же лавина огня шла отсюда от разгневанного сибиряка! Мало кто знает, что все прожектора Красной армии и флота делались у нас, что радиостанции всех танков и самолетов, боевых кораблей тоже делались в Новосибирске.
      А сколько наша область и  Сибирь дали фронту продовольствия!
      Геройские подвиги сибиряков на фронтах… Вспоминаю, как в 1999 году пригласил нас на беседу командующий 41-ой армией и говорит: «К юбилею Победы в Ленинском районе будет сооружён памятник, на котором должны быть начертаны имена сибирских дивизий, сформированных в нашем военном округе». Таких дивизий было много, но точное число тогда ещё никто не знал. И вот нам с моим командиром Леонидом Семёновичем Сабодровым (а он – ветеран войны), генерал ставит боевую задачу: «Поезжайте в архив и установите точный список сибирских дивизий».
      Мы едем в Подольск, в ЦАМО, Центральный архив Минобороны РФ, получаем допуск. И нас встречают в архиве совершенно особенные люди, люди, которые человеческую боль и страдание переносят через своё сердце. Ведь туда, в архив, обращаются сотни тысяч людей ежегодно! В архиве хранятся документы из истории нашей Красной армии, начиная с лета 1941 года до сегодняшнего дня. А это более 25 миллионов дел! И тут прибывают два сибиряка по столь важному делу – найти список сибирских дивизий.
      К нам отнеслись внимательно, мы попали в исключительно благоприятные условия для работы. Руководство архива пошло нам навстречу, выставив практически мгновенно вместо положенных в день пяти – триста дел, необходимых для работы! Работали мы до умопомрачения, сколько хватало сил, чтобы просмотреть все эти дела. Помню потрясение, когда в процессе просмотра и изучения исторического материала нам попалась сиреневого цвета папочка, на которой красным карандашом было написано: «Согласен. Иосиф Сталин». Вот тут затряслись, честно говоря, руки, холодный ручеёк побежал по спине…
      Этими трясущимися руками мы открыли папочку, увидели гриф: «Совершенно секретно. Экз. № 1». Угловой штамп: «Народный комиссар обороны СССР». И дата: «11 августа 1941 года». Дальше текст: «Командующему Сибирского военного округа. На основании распоряжения Государственного Комитета Обороны от 10 августа 1941 года, приказываю… сформировать 12 сибирских стрелковых дивизий и 5 кавалерийских. Срок 2–3 месяца». Это были те дивизии, которые успели к декабрю 1941 года под Москву…

Продолжение

Из выступления Ю. А. Фабрики на зональном семинаре в рамках областного конкурса «Баллады о сибиряках-героях» (р. п. Сузун, сентябрь 2009 г.). 


eXTReMe Tracker
 Новости  Мероприятия месяца  Фестивали, конкурсы  Семинары, курсы  Контакты  
 
© 2007-2021 г, ГАУК НСО НГОДНТ